суббота, 23 июня 2012 г.

Сила улыбки

Как вам такой рассказец?

Майкл Ньюбэй
Сила улыбки

"Nobody knows it,
But you've got a secret smile"
— Semisonic
Мне нравится вглядываться в лица людей, которые встречаются на моём пути.

Тем более, что в этом жарком южном городе красивых и радостных лиц попадается
гораздо больше, чем унылых и безобразных.

Потому так неожиданно было увидеть хмурой маленькую девочку, явно ещё не
познавшую мук школьной жизни. Исподтишка заглядывая в её холодные и пронзи-
тельные глаза, я невольно ухмыльнулся и подумал: «Вот ведь маленькая злюка!» В
этот момент мама коснулась моего плеча:

— Это Марианна,— шепнула она,— которая очень серёзная.

И тут я вспомнил, как несколько дней назад мама с теплотой в голосе упоминала
какую-то маленькую девочку, которая серьёзна, старательна и самостоятельна не по
годам, и которую все здесь знают и любят за это. Тут же я мысленно укорил себя: «И
с чего это я взял, что она злюка? Это просто серьёзное выражение лица, а если мне
повсюду мерещится зло, не отражение ли это моей собственной внутренней злобы?»
Вывод этот мне совершенно не понравился, поэтому я решил, что нужно меняться,
причём немедленно, а не с понедельника, как обычно.

Пошарив взглядом, я наткнулся на сурового мужское лицо, которое раньше я
тоже назвал бы злым. В качестве упражнения, я решил мыслить иначе: «Итак, вот
у него на руках маленькая лялька. А время сейчас раннее. Значит, наверняка не
выспался. А уход за дочкой, а может, ещё и не за одной, поди, много сил требует. И
спать они, должно быть, не дают... Элементарно, Ватсон, это просто усталый взгляд,
и ничуть даже не злой!»

Не успел я как следует насладиться своим успехом, как сзади зашикали: «Пропу-
стите бабушку с коляской!» Отходя в сторону я обернулся, и увидел как раз то, что
встречается так редко и никого не оставляет равнодушным, хоть эмоции вызывает
и разные. В дорогой инвалидной коляске бабушка везла десятилетнего на вид вну-
ка, на тщедушном тельце и отсутствующем лице которого читалась грустная печать
умственной отсталости. Я, как всегда, испытал двоякие чувства. С одной стороны,
жалость, с другой, каюсь, — капельку отвращения. Но, подняв глаза и невольно
встретившись взглядом с бабушкой, я замер в изумлении.


Она улыбалась. Тихой и кроткой, очень спокойной улыбкой.

И вот тут-то на меня накатилось то, что должно было накатиться давно. Я стоял
как вкопанный, не в силах оторвать взгляд, и сгорал от стыда то ли секунду, то ли
вечность. Одна мысль скакала, постукивая, между висками. Если люди, поражённые
таким невероятным горем, наперекор ему способны радоваться жизни, то как смеем
мы злиться, ругаться, огорчаться и плакать о каких-то сущих жизненных пустяках?
И некуда было деться от этого стыда.

Через полчаса, выходя на крыльцо я вновь увидел маленькую Марианну. В лучах
южного утреннего солнца её лицо было спокойным и радостным.

И грянул металлический звон, гулко разносясь по округе, отскакивая от новень-
ких высоток. Но я смотрел не на них, а на голубое небо, подёрнутое редкими пуши-
стыми облаками, и на сочную и густую зелень листвы. Я подставлял лицо прохлад-
ному ветру, который так редко встретишь в этом жарком и влажном краю.

И улыбался.

Комментариев нет:

Отправить комментарий